Фольклор

Когда огонь не искупает. Эпизод первый. Игры богов

байка о героях о городах о фольклоре о Хранителях призёр конкурса

Предисловие

Чем отличается это произведение от остальных произведений, вышедших из-под моего пера?
Тем, что в этот раз сей труд был написан двумя авторами, Шерханом и Solar-ом. В какой-то мере можно сказать, что это эксперимент, ибо на просторах фольклора Пандоры мне ещё не встречались дуэты соавторов... Кто знает, подскажите, не ошибается ли ваш покорный слуга, считая Solar-а и себя первопроходцами?

Предупреждаю! Местами измеритель пафосности может зашкалить, равно как и занудность повествования... Несмотря на все наши попытки вычистить эти шероховатости, наверняка что-нибудь пробралось в текст, чтобы резануть по глазам Читателя. Но я надеюсь, что каждый найдёт в этой маленькой повести то, над чем можно посмеяться и что можно выучить.

Пролог

Могильную тишину библиотеки нарушал шелест страниц и редкие, порой чрезвычайно ехидные, комментарии читателя. Сам владелец и автор всех книг и свитков сидел за столом и никак не реагировал на высказывания юноши.

— Умение концентрировать магию и придавать ей родство огненной стихии дано немногим, но и те, кто способны на такое, в бою предпочитают грубую силу высокому искусству магии, — продекламировал парень и со смешинкой в глазах уставился на хозяина. — Слушай, ну это же никуда не годится! Ты бы почаще выходил из своей захламленной норы… Хе-хе-хе, я и забыл, что не можешь. Впрочем, эта твоя книженция, как и многое другое, фуфло. Не обижайся, ладно? — и юноша, вызвав язычок пламени над пальцем, стал водить им по жёлтым страницам. В воздухе запахло жжёной бумагой, но дым быстро улетучился через вентиляцию.

Ритуальное сожжение закончилось, и читатель оглядел кучу макулатуры за спиной, за которую многие отдали бы золотые горы. Презрительный смешок, которым он удостоил бесценный антиквариат, поверг бы многих в справедливое негодование, а то и в гнев.

— Впрочем, хорошо, что они отправили меня к тебе… — как бы между делом проговорил парень, бросив через плечо ещё один том "Некромантии для начинающих" и принявшись изучать "Теорию и практику магии крови". — Столько хлама на продажу я давно не набирал… Жаль, ответа на свой вопрос так и не получил… Плохо быть замкнутым социопатом, верно?.. Не, не думай, что я тебе в укор… Хм, занятное чтиво! — Герой закрыл учебник.. — На своей крови экспериментировал? Хотя нет, не отвечай… — и бросил его в кучу. Книга потеряно шлёпнулась об пол и оказалась погребена под лавиной скатившихся свитков.

— Так, а это у нас что? "Теория бессмертия"? А почему не практика? — парень уже открыто зубоскалил, но библиотекарь сохранял поразительное спокойствие, устало глядя на потолок.

— Итак, "...привели героя, которому уже давно не помогал Хранитель". Интересно, как ты это узнал? "Поместил его в типовую камеру номер шестьдесят три…" Это та, под полом которой шипы? Проходил, видел… Интересная задумка, но вот только всякий раз снимать тело с кольев… Замучаешься. Чего молчим? — кривая усмешка исказила благородные черты героя. — Ну-ка… "При средней скорости воскрешения герой будет умирать около трёх-четырёх раз в сутки". Кгхм…

Несмотря на весь скепсис, посетителя личной библиотеки одного из величайших теоретиков магии смерти (танатолога, как называли таких людей сами некроманты) эта книга заинтересовала. Может быть потому, что она была написана простым и доступным языком даже для того, кто далёк от магических сфер?

Чем дальше юноша читал, тем больше хмурился, нервно закусывая губу на описаниях самых жестоких экспериментов. Некоторые придумки хозяина библиотеки его впечатлили настолько, что герой издавал восхищённый присвист, представляя себе, насколько основательно и подробно подошёл к вопросу бессмертия героев автор сего талмуда.

После описания сцены, когда тело бессмертного неудачника погрузили в расплавленную лаву и оставили в застывшем камне на месяц, юноша непроизвольно отодвинулся на крохотный шажочек от некроманта, но сразу же вспылил, постыдившись мимолётной слабости:

— Слышишь? Ты мне ничего не сделаешь! Понял, мразь? Ничего! — парень завис прямо над стариком, несколько секунд побуравил его взглядом, а потом, усмехнувшись, сел обратно, подняв с пола упавший трактат.

Внезапно лицо героя посерело:

"День шестьсот тринадцатый. Сегодня подопытный восстанавливается дольше обычного. Есть мысли, почему, но сначала дождусь конца воскрешения.

...

Герой как всегда апатичен и не притрагивается ни к пище, ни к воде. Примерно после тысячной смерти у него пропала воля к жизни. Клиническая картина овоща. Хотел открыть двери камеры и посмотреть, попытается ли он выбраться на свободу, но проверять на практике, если есть хоть малый шанс лишиться столь ценного образца, нельзя.

Отмечу, что ранее подопытный пытался молиться своему Хранителю, но теперь он забросил и это. Связан ли с этим факт нынешнего медленного воскрешения? Возможно… Так или иначе, эксперимент требует продолжения.

(Нота бене) Порой представляю себя на его месте… Не понимаю своих коллег, которые могут месяцами пытать и получать от этого удовольствие. Видимо, поэтому я и стал теоретиком, чтобы не сталкиваться с подобной грязью. А ведь это грязь. Можно ли победить Смерть без неё? Увы, не знаю..."

Далее текст обрывался, и юноша торопливо перелистнул страницу. Несколько секунд он смотрел на пару сухих и блеклых строчек, после чего помещение потряс жуткий крик.

От выпущенной чтецом волны стихийной магии слетела пыль со стола и с лица иссохшей мумии. Вот только сейчас её улыбка казалась настолько ехидной, что герой облил тело некроманта огнём, спалив его дотла.

А написано было вот что:"Хоть я и ожидал такого результата, увиденное повергло меня в ступор. Даже сейчас моя рука дрожит, когда пишет это… Моя теория верна: герои, оставшиеся без Хранительской помощи и, собственно, Хранителя, умирают. Для того, чтобы разобраться в механизме, придётся отправится туда, откуда никто не возвращался: к Духам равновесия. Впрочем, поскольку ныне я бессмертен почти так же, как и обычные герои, мне не составит труда повторить сей путь и вернуться. Для остальных, не владеющих магией крови, подобный опыт будет смертелен".

Уже валяясь в пыли, книга слепо глядела на то, как парень лихорадочно рыщет в куче тот самый талмуд про магию крови.

"Важно! Сообщить о результате исследования Учителю".

Глава первая. Скверна

"... след прервался около пригорода Руин. Мои предположения: маг прекратил высасывать виталис и магию из окружающего мира и залёг на дно в вышеупомянутом городе. Скорее всего, он находится где-то в трущобах, но поисковые заклинания ничего не нашли: ни некромагии, ни какого-либо иного возмущения магического поля. К счастью, пострадавшие, в последнее время зачастившие в город, способствовали расследованию и благодаря им мне удалось составить примерный портрет цели: чёрные волосы, нос горбинкой, вероятно, сломанный, серые глаза, глядящие сквозь собеседника, рост средний — всё это, конечно, немного, но уверен, что теперь пройти мимо против преступника не смогу.
Что же касается сотрудничества с геройскими гильдиями, то Лунный Орден и не слыхивал ни о чём странном. Впрочем, они-то далеко от тракта не отходят, а наш колдун как раз трактов и избегает. Можно сделать вывод о необычайном могуществе пока безымянного противника, но лично мне кажется, что все последствия его магии не от запредельной силы, а от… незнания? Невежества? Слишком уж топорным выглядит заклинание, оставляющее после себя пятна иссушенных растений и мёртвых животных, да и заражающее людей странными хворями. Спроси Тазриэля, есть ли у некромантов заклинания подобного стиля и какой смысл "нашему" колдуну их использовать в безлюдных или малолюдных местах? Они ведь, насколько я знаю, рассчитаны на массовое поражение. Что же касается вывода в самом начале письма…"

Светозар отложил гоблинскую палочку для письма и устало прикрыл глаза ладонями. "Далеко мне до секретарей при Ордене", — усмехнулся про себя герой, вспоминая, как наткнулся на первое иссушенное пятно, идя по следу странного колдуна...

Вот только рыцарь был не один в своих поисках.

***

Тишина... как же долго Солар искал ее, и какой же жуткой она казалась ему теперь... Она не давала спокойствия, которого он хотел; напротив, она нагоняла тревогу и тоску... и пахла смертью.

Все вокруг было мертво: куда ни глянь, взгляд постоянно натыкался на сухие ветви с сухой листвой, опадающей от малейшего ветерка, на рассыпающиеся в пыль грибы, на навсегда замерших животных... Один раз воин даже видел мертвого волка, стиснувшего зубы на горле оленя. Они оба были живы, когда непонятная магия настигла их и обратила в безжизненный прах.

Полное отсутствие запаха гнили пугало не меньше, чем ощущение пустоты вокруг. Даже вода, и та казалась безжизненной: матовая поверхность озера была покрыта жирными маслянистыми пятнами, внутри которых плавали вверх брюхом рыбы, лягушки, трупики птиц...

Почва казалась подобной песку — так же скрипела под ногами. Трава была столь сухой, перемалывалась в порошок сапогами и, казалось, стоит её коснуться хоть маленькому огоньку. как полыхнёт всё вокруг.

Когда юноша покинул первую деревню, ему пришлось изрядно потрудиться, чтобы найти хоть какую-нибудь жертву для утоления Жажды и жертвоприношения. Ею стала болотная тварь, державшаяся на последнем издыхании. Настолько исхудавшая, болезненная и тяжело дышащая, что убить её было бы милосердием..

Странное ощущение тревоги не покидало юношу и после того, как Жажда отступила. "Иди по следу и не приближайся к его источнику, а то разделишь судьбу этих деревьев", — вот что говорил инстинкт самосохранения.

Колдун шёл вглубь болот, где его пагубное влияние должно было быть не так заметно, но даже для человека, не привыкшего путешествовать по кочкам и бочагам, путь мага был весьма отчетлив: поражалась вода и высыхал мох, что было в высшей степени странно.

И стояла полная тишина. Неестественная. Могильная.

В такой тишине звуки собственных шагов по чавкающей грязи действовали на нервы, ну а дыхание казалось невероятно громким. Казалось, при желании, можно было услышать даже звук собственного сердцебиения…

Болото кончилось. Следующая деревня замаячила в отдалении, и вампир ускорил шаг в надежде наконец выбраться из жуткой тишины.

Как бы не так.

Деревня нагнала на юношу еще большего страху: все её немногочисленные жители валялись в пыли без признаков жизни. Рядом с телегой, полной товаров, лежал, неестественно перегнувшись через скамью за прилавком, странствующий торговец, а несколько гоблинов, судя по-всему собутыльников, так и остались сидеть, в тени забора. Что-то убило все живое в деревне мгновенно, словно захлестнуло волной. Если в предыдущей деревне, тоже поражённой неведомым некромантом, лишь подох скот да заболели разными хворями жители, то здесь… Словно раньше маг вытягивал жизнь помаленьку, сдерживаясь, а тут дал себе волю и выпил всех в один присест.

Интересно, что на этом след исчезал. Дальше, в какую сторону бы Солар не пошёл, ничего нигде не умирало. Это могло означать лишь одно — колдун взял передышку чтобы восстановить энергетический резерв, или же его магия имела незавершенный характер и действовала лишь временно. Но так или иначе, погоню продолжать надо было.

Вот только парня мучало два вопроса: первый — для чего вообще нужна такая магия (бессмысленно, если только ради убийства), и второй — как теперь найти колдуна?

***

Светозар спустился в обеденную залу единственной приличной в Руинах гостиницы. Несмотря на позднее утро, там находилось не так уж и мало народу… Но ни один из них не подходил герою. Действительно, откуда другим ходокам или зажиточным купцам знать о недавних событиях стремительно распространяющейся порчи? Она ведь так далеко от Ядра, да и Фронтир почти не затрагивает… Но Орден Воронов заинтересовался слухами.

— Мне что-нибудь лёгкое… — обратился Светозар к подошедшему официанту. — Варёную грудку, например, вместе с ножками и крылышками.

— Птица, сэр?

— Да, курицу. Могли бы уже запомнить…

Официант черканул пару строчек на листке, кивнул головой и удалился. Герой уже намеревался позавтракать в одиночестве, но его планам не суждено было сбыться: к его столу подсела гоблинша Мюн-сюн, командир стражи Руин и их представительница в Совете.

— Доброго дня, Советник, — учтиво поздоровался Светозар, щелчком пальцев подзывая официанта.

— И вам, герой, хорошего дня, — кивнула головой Мюн-Сюн. — Только не надо было беспокоить работников ножа и черпака: я к вам по делу.

"Что?! Неужели есть подвижки?!"

— Я вас внимательно слушаю.

Гоблинша поморщилась:

— Давай без всего этого эльфийского этикета, человек. Так вот, по твоей просьбе… Есть один, который пришёл жаловаться на твоего колдуна. Он, как говорит, был вне деревни, когда произошёл тот выплеск, и видел и колдуна, и последствия его магии издалека, но зрение у моего собрата будь здоров, так что…

— У меня уже есть примерный портрет преступника. Не в укор вам будет сказано.

— Если бы не было причины, я бы не подошла, ведь так? А как тебе то, что мой собрат видел твою цель в городе?!

Герой вскочил со стула:

— Где?!

— Эй, ведите себя потише! — крикнул им какой-то эльф, болезненно кривясь и прижимая руки вискам.

Светозар убрал руки со стола и вновь уселся за стол. Подошедший официант сразу же поставил перед ним поднос с горшочком, от которого поднимался пар, и положил пару столовых приборов.

— Видимо, я не вовремя, — усмехнулась стражница.

— Извините, — пробормотал герой. — Просто как вспомню, что он сотворил с беззащитной деревней, попавшейся ему по дороге, так сразу же бросает в дрожь. А если он подобное с городом сделает? Бред, конечно, не может ведь быть магии такой силы…

— Кто знает? — пожала плечами советница.

Светозар изумлённо посмотрел прямиком в глаза гоблинше:

— И вы так спокойно об этом говорите?

— Ну да, — судя по всему, она тоже удивилась. — Не будь у меня сильного Хранителя, не быть мне Советницей. А раз Хранитель сильный, то защитит, иначе зачем он вообще нужен?

***

Солар несколько раз возвращался к истребленной деревне, но всё вокруг, за исключением болота, откуда он пришел, выглядело абсолютно нормальным. Настолько, что даже гиблые ловушки трясин, и те были куда лучше, чем та тишина, которая стояла позади.

Не найдя лучшего выхода, парень направился к следующей деревне в надежде, что там, особенно, если колдун через неё прошёл, еще есть выжившие, способные рассказать хоть что-нибудь внятное.

Тишина сменилась звуками природы: пением птиц, шорохами всяких ползучих тварей в траве, писком комаров... о да, эти твари заставили юношу пожалеть о том, что заклинание прекратилось. Проклиная кусачих ублюдков, воин пробирался через участок, близкий к опасным трясинам, в которых тонуло много неосторожных путников. Когда противный участок кончился, вампир вновь ощутил себя нехорошо — подступила Жажда, в этот раз необычно рано. Пользуясь тем, что у него еще оставались силы сдерживаться, Солар попытался найти подходящую добычу, но никого достаточно крупного, чтобы насытиться, ему до деревни так и не попалось.

Хибарки возникли внезапно, прямо посреди зарослей болотной травы, и герой облегченно вздохнул: можно будет спереть хотя бы курицу…

Судя по звукам, в деревне кипела жизнь, и жуткое заклинание совершенно её не тронуло. Вытерев штаны и ботинки пучком травы, парень прошел мимо пары низеньких домиков и, спросив у местных где живет староста, пошел к самому большому дому в округе.

Староста деревни оказался приветливым и гостеприимным пожилым орком, сразу пригласившим путника в дом. На вопросы он отвечал охотно, но, исходя из его слов, никто в деревне не слышал ни о каких колдунах.

Так бы Солар и просидел в гостях до вечера, но внезапно орк, сославшись на долг старосты, вышел из дома. Неладное парень заподозрил, когда внезапно на улице раздались крики, полные возмущения и гнева. Выглянув в окно, он увидел что всё население деревни, вооружившись топорами, вилами и факелами, окружила дом старосты.

Поняв, что речи про колдуна и проклятие вызвали крайне нежелательную реакцию, воин прикинул пути отступления и спрятался за дверью. Крестьяне не заставили себя ждать и спустя минутное напутствие старого орка в дверь вонзился первый топор. Вот только… дверь была открыта, и гоблин провалился вслед за топором в чёрный проём.

Резкий хук кулака в латной рукавице, и деревенский чурбан отлетел к стене. Протолкнувшись мимо двоих громил, готовившихся ворваться следом, Солар заработал руками и ногами. Конечно, можно было бы поступить проще и вырезать всех, благо это было бы даже легче, но… Претило, что ли?

Стоило только ударом в промежность обезвредить рослого орка, самое слабое звено цепи, стянувшейся возле входа в дом старейшины, как в окружении образовалась дыра, через которую парень бросился прочь. Ощущая загривком, как за ним бегут все деревенские жители, юноша про себя усмехнулся тому, что так за ним давно не гонялись. Одна радость: куры, трепыхавшейся в его мешке, в ближайшее время никто не хватится.

Толпа преследовала его до самой трясины. Там здравый смысл наконец возобладал над первобытным страхом, и неотёсанные селяне остановились на самом краю. Но стоило Солару только перевести дух, как в его сторону полетели факелы…

Торфяник вспыхнул моментально. Только после этого до крестьян наконец дошло, что есть куда большие угрозы деревне, нежели удирающий парень, которого они считали колдуном...

Остановиться он смог лишь в глуши, в небольшом лесу на самом краю болот. Сделав зарубку на дереве по направлению к деревне, Солар двинулся дальше.

"Колдун как в воду канул и, как назло, у местных о нём спрашивать — себе дороже. Что ж, буду искать в одиночку, благо не привыкать".

***

— То есть, тебе показалось? — Светозар скептически приподнял бровь и в ответ услышал смущённое лепетание. — Послушай, Линь-Мей, денег я тебе заплачу только за однозначные и внушающие доверия показания, иначе…

— Четырьмя клянусь, я видел его! — выкрикнул гоблин, с мольбой глядя в глаза человеку. — Здесь видел, в Руинах!

— И где же именно, мой бесценный информатор?

Житель убитой колдуном деревни поёрзал на месте, пряча взгляд от Мюн-Сюн, и смущённо прошептал:

— В страже, ваша милость.

— Быть не может! — сразу же воскликнула советница. — Вся стража идёт через меня, и если бы кто-нибудь взял на службу новичка, досье на него лежало бы у меня на столе!

— Да ваша стража насквозь продажна и неумела! — огрызнулся гоблин. — Мне то что? Я охотник, гоблин маленький… Сегодня в одной деревне, завтра в другой, семьи нет… Изгоняй, не изгоняй, везде место найду!

— Лучше скажи, как колдун выглядел, — попросил его Светозар.

Линь-Мей сразу же задумался и пошевелил пальцами, словно перебирая оперения стрел.

— Ну… Он ниже тебя, человек, ушей острых не заметил, да и цвет кожи ваш, человеческий… Глаза усталые и обречённые, но когда он убивал, — на этом момента гоблин едва не всхлипнул, — то они стали такие задумчивые, словно он по памяти что-то читает…

Внезапно ожила стражница:

— Ты сказал, что видел его сегодня незадолго до утреннего колокола. Где он был и куда пошёл?

— А, так это я мигом вам скажу: он выходил через северные врата и шёл прямиком к редисочным полям! Там, если пройти дальше, есть деревня… Едва в штаны не наделал, когда он мимо меня прошёл, думал, что убьёт, но меня даже не заметил! Слава Четырём! И сразу же побежал к вам, чтобы вы его остановили!

— Это было верным решением, — кивнула головой Мюн, — но тебе бы следовало меньше паниковать. Тогда бы к тебе прислушались сразу.

— Я так не думаю… — прошептал Светозар и удостоился гневного взгляда гоблинши.

— Что ж, Линь-Мей… Твои ответы показались мне правдивыми. Держи — это пятьдесят золотых. Вторую часть дам, когда твои слова подтвердятся. А пока…

— Я могу идти? — пискнул он, прижимая к груди мешочек с тесёмками.

— Одну секунду, — с улыбкой произнёс герой и достал меч. "Кура" упёрлась острием в пол и стала выводить странную фигуру. Тонкие капельки света собирались по контурам рисунка.

— Что это? — боязливо поинтересовался гоблин.

— Звезда Истины, — ответил бывший Ворон, завершая заклинание.

Роза ветров вспыхнула мягким светом множества возникших из воздуха иероглифов, которые сконцентрировались на паре лучей из восьми. Несколько ударов сердца, и рисунок погас, лишившись всей магии. Лишь остаточное свечение наблюдалось на месте северного и юго-западного луча. И что примечательно, юго-западный луч упирался в гоблина.

— Ты затронут заклинанием мертвителя, — бесстрастно проговорил Светозар.

— Ч… Что?

***

Герой и советница направлялись к северным воротам.

— А ещё вчера целители, принимавшие роды у одной орчихи… имя тебе ничего не скажет… В общем, мать осталась жива, но ребёнок родился настолько уродливым, что умер почти сразу же, как только перерезали пуповину.

— Тварь, — зло выдохнул Светозар, с ненавистью глядя сквозь стены на призрачный силуэт.

— Ну спасибо, — обиделась стражница.

— Да я не про тебя, Мюн-Сун… Я про него. Но я ничего не могу понять: если его заклинание только убивает, то почему он ушёл из города? Не хотел привлекать внимания? Ага, как же! Месяц прошёл, как появление проплешин порченной земли приостановилось, а тут за два дня почти петля порчи! Мертвитель… Не, некроманты так не работают. Он нечто хуже…

— Куда некромантам до тебя, герой? — хихикнула гоблинша и подмигнула, на что Светозар вздрогнул и ускорил шаг. — Эй, ты чего?

— Что-то происходит, — сквозь зубы прошипел герой, почувствовав странный ток магии, напоминающий ветер в астральном плане:"И почему я не эльф? Мог бы тогда гораздо лучше чувствовать и магию, и заклинания… И нашёл бы тогда этого колдуна в два счёта!"

Вскоре перед ними выросли те самые северные врата. Стража при них, увидев, кто удостоил их своим присутствием, вытянулась по струнке.
Мюн-Сун оглядела построение, довольно хмыкнула и вдруг грозно спросила:

— А где восьмой стражник? В самоволку подался?!

— Госпожа советник, Зифру плохо, очень плохо, — испуганно отозвался орк, стремясь стать просочиться сквозь стену. — Его с самого утра полощет, как после запоя… На ногах еле стоит! Целитель сказал, чтобы отлеживался и пил отвары.

— Полощет значит?.. — Светозар переглянулся с советницей. — А когда ему так поплохело?

— Да вот, только мы пропустили Солара, так его и подкосило…

Герой с изумлением увидел, как побелела Мюн-Сюн:"Она его знает!"

— Не может быть! Он же…

Стражники у ворот беспокойно зашевелились, нарушив строй, и каждый по очереди кивнул:

— Дык он это был! И лицо, и волосы, и глаза… Что, мы своего сослуживца не узнаем?

Советница потрясла головой, и её голубые волосы заискрились на солнечном свете:

— Тогда всё понятно… Светозар, слушай: никто не знает, что из себя этот нелюдь представляет. Вроде бы он человек, но больно уж страшный и нелюдимый. Да и слухи про него ходят… Страшные. Говорят, что он с Лунным Орденом списался, и как им вообще пришло в голову взять к себе вампира?.. Но я была уверена, что всё происходящее — не его рук дело. Ладно, иди, и пусть Хранитель хранит тебя!

***

— И пусть Хранитель хранит тебя, сын последних! — бездонные сиреневые озёра меняющих цвет глаз. Казалось, в них можно утонуть… Эльфочка моя, где ты сейчас?

***


— Я тоже Солара выпускал, — грузно отозвался толстый стражник, — и ничего, жив-здоров.

— Дурень, когда ты на службу вышел?! — закричал на него тот самый орк после того, как начальство ушло. — Да когда ты появился, мой друг уже валялся в луже блевотины без сознания!

— Вот после этого и выпустил, — обиженно пробурчал гоблин, но не Светозар, ни Мун-Сюн не слышали этой короткой перепалки.

Глава вторая. Непознаваемое

Стоило только удалиться от города на пару тысяч шагов, как всё потонуло в серой хмари, внезапно поднявшейся вместе с испарениями болота. Идущий по тракту рыцарь зло огляделся вокруг, прошипел что-то сквозь сжатые зубы и сошёл с дороги, направившись к тёмному пятну давно запримеченной горки.

С вершины туман не казался настолько плотным: сквозь облако был виден диск солнца, плывущего в молочном киселе. Бывший Ворон, зябко поводя плечами, вновь начертил поисковое заклинание, жемчужным светом озарившим пятачок возле героя.

"Было на север, теперь на запад…Быстро же этот маг ходит! — подумал Светозар, мрачно глядя на серебряные символы, расчертившие воздух над линиями восьмилучевой звезды. — Знать бы ещё, что означают все эти искажения магического поля..."

Только заклинание погасло, как герой вспомнил, что так и не отправил письмо в Орден.

— Бхус йо чага, семлен, — и без того плохое настроение испортилось в конец, заставив его сжать кулаки и в усмешке приподнять губу. О да, преступная халатность! Когда каждая минута на счету, забытое письмо может сломать немало судеб.

Герой достал из рюкзака свинцовый цилиндрик с откручивающейся крышкой и задумчиво огляделся вокруг, не хотел ли кто напасть на него во время ритуала. Но нет, всё было спокойно… Даже очень.

Светозар руками расчистил маленький клочок земли от влажной травы и, поставив цилиндр на почву, начал плести одно из самых безобидных заклинаний… ммм… тайного гриммуара. Тазриэль был бы рад столь грамотному построению заклинания и пришёл бы в восторг от вида филигранно расчерченной пентаграммы, наполняющейся искрящимся потоком Силы бледно-зелёного цвета. В предыдущий раз герою погасить разрушительные колебания не удалось, и взрывом едва не заразило полигон. Ну а для того, чтобы упокоить того, кто создался...

Из стремительно сереющего песка стали сочиться чёрные капли праха, ведомые волей заклинателя. Ещё несколько ленивых ударов сердца, и они вытянулись вверх, подобно пиявкам, жаждущим присосаться к источнику жизни.

Герой свёл ладони вместе, сконцентрировавшись на образе существа, которое должно было появиться. Повинуясь неслышимому приказу, сухой порошок наполз на свинцовый контейнер и жадно стал пить всю запасённую в нём магию. Светозар облегчённо вздохнул:"Теперь можно не опасаться, что вдруг что-то пойдёт не так".

В принципе, теперь можно было продолжить погоню за магом-мертвителем, но рыцарь Воронов решил остаться до конца и посмотреть, во что воплотилась его магия. А происходило вот что: чёрная пульсирующая масса прорастала скрепляющими шипами свинца, подобно тому, как растут кристаллы, и потихоньку приобретала очертания птицы.

Вот и тонкие ажурные крылья развернулись, и тяжёлый металлический клюв, и пустые, полные зеленоватого свечения глазницы… Из ямки, полной серого воздушного песка, выполз под лучи солнца неживой конструкт, призрачный ворон. Прах пытался сойти за перья, но скользящие по самым кончикам искры и тончайшие, меньше даже стрекозиного крыла, чешуйки, выдавали неживую суть птицы не хуже отсутствующих глаз.

Чисто формально, это не было некромантией, так как для его создания не требовалось ни ритуальное мучительство, ни разрыв связи между телом и душой, но вот последствия у этой магии были такие же, как и у классической некромантии: постепенная потеря человечности и полный букет из астральных паразитов — если колдун не обладал исключительной устойчивостью и твёрдым внутренним стержнем, то заниматься тёмным искусством ему не разрешалось.

"Чего не хватало, так это заниматься самооправданием. Я же герой, у меня Хранитель есть. Он — моя защита и мой стержень".

Конструкт пронзительно каркнул.

— Лети к главе Ордена, магу Тазриэлю. Но копию письма отдай и моему отцу.

Птица посмотрела на своего создателя одним глазом, всем видом выражая презрение.

— Выполнять, тварь, — сухо и отрывисто приказал человек, после чего магическое создание тяжело поднялось в воздух и, замахав крыльями для видимости, моментально скрылось в тумане.

"В следующий раз клюв сделаю поменьше, а то перевешивает", — думал герой, пока поливал руки водой из фляжки, смывая невидимую грязь.

***

Солар шёл по тракту, медленно пропускающему сквозь себя магию, поэтому не сразу заметил, как воздух вокруг посерел, и необычный для этого времени года туман поглотил соседствующие с дорогой деревья.

Увы, колдуна найти так и не удалось, в какую сторону парень бы не пошёл. Хоть в сторону Коркаталя, хоть обратно к Руинам, всё равно, как под землю провалился! Единственная зацепка — петля мёртвых земель, начинающаяся к северу от Руин и заканчивающаяся недалеко от тракта. Ну как сказать, недалеко? От убитой деревни до петляющей дороги было около пяти тысяч шагов… Многовато.

Внутри тумана не было видно ни зги, даже солнца. Вдобавок не покидало странное ощущение, как будто на тебя смотря десятки, нет, тысячи голодных глаз, как там, в пространстве Хранителя. В любую секунду можно было ожидать нападения, а с учётом приближающейся ночи и подавно.

Парень поёжился глядя на то, как бледно-молочный оттенок тумана потихоньку теряет цвет, и зачастил. Оставаться на ночь на тракте, когда вокруг тебя болота — не самая лучшая идея.

Внезапно навстречу из белого марева вышел ходок, грудью раздвигающий мокрую хмарь впереди себя. Но не успел Солар даже слова сказать, как герой обошёл по дуге и вновь пропал.

Или это был кто-то из засранцев, зовущих себя борцами за справедливость, благородными рыцарями, лордами, плащами и иже с ними? Или кто-то из ордена Ворон, в своё время устроивших парню форменный допрос? К счастью для них, они не попытались убить сразу же, как увидели клыки, и даже потом извинились за недоразумение…

Солар встал на месте. Впервые он не мог понять, кто перед ним прошёл. Очень… Очень странно. Прежде вампир сразу определял, кем является его собеседник или враг. Чаще всего, конечно, враг и монстр, но никогда ощущения от встречи с монстром не совпадали с ощущениями от встречи с встречи с героем. А сейчас…

"Бред какой-то", — мотнул головой парень и вновь двинулся с места.

***

— Ты действительно хочешь заполучить это проклятие?! — громом раздалось в ушах Солара, и стоящая перед ним фигура, вся объятая голубым сиянием в обрамлении горящего позади дома, выставила перед собой пламевидный меч.

— Прочь с моей дороги, падший, — услышал парень собственный голос.
Два меча, фламберг и гладиус, один сияющий, другой чёрный, как смоль, скрестились в бешеном угаре…

***


— Кха! — выплюнул из себя герой, падая на четвереньки от внезапно слабости и… нет, только не Жажда! Срочно, срочно убить кого-нибудь, а то...

Только парень вспомнил, чем заканчиваются его приступы, как зарычал от бессилия. "Дрянной туман! Разогнал всех, кого можно было бы принести в жертву! Но почему сейчас? Почему Жажда нахлынула сейчас?!"

Тихий шелест вынимаемого из ножен меча вернул Солара в реальность.

— Не двигаться, мертвитель, — скупо бросил его обладатель, и холодная сталь коснулась затылка парня.

Вампир ухмыльнулся, с трудом превозмогая желание прям сейчас развернуться и убить этого идиота.

— Что за дурацкое прозвище? — выплюнул Солар, и в тот же миг последовал удар такой силы, что его впечатало в сбитую почву тракта.

— Кха, кха! — вновь не сдержал герой кашля и ощутил на языке кровь.

— Тебе не давали права голоса, мерзость, — словно зачитывая приговор, отчеканил некто, наступивший ногой на спину вампира. — Ты обвиняешься в умышленной порче окрестных земель, убийстве более сотни верноподданых Совета при Руинах, разрушении деревень Ольховка и Смердяки… Не считая запрещённого колдовства. У тебя есть, что сказать в защиту? Тебе есть, кого позвать на свою сторону?

Будь бы ситуация немного иной, парень бы рассмеялся в голос, но нога на спине и Жажда не позволяли этого сделать. Солару уже казалось, что он сходит с ума.

— Ого, — хрипло прошетал вампир, — да я гораздо круче, чем я думал! Только вот... подумай теперь головой, а не шлемом.... вояка хренов, какого бхута я... кхе-кхе... здесь, а след в какой-то заднице отсюда? Ты ошибся, борец за справедливость…

И о чудо! Нога рыцаря убралась со спины… Чтобы ударить под рёбра.

Спазм сжал грудь, и крик так и не вырвался наружу.

"У тебя проблемы, да?" — ехидно спросил голос, который Солар ненавидел больше всего.

Человек перевернул парня на спину, и схватил его за горло.

"Это он?!" — сквозь волны боли удивился герой, ощущая, как приступ вот-вот начнётся. Его мучителем оказался тот самый незнакомец, прошедший перед ним буквально минуту назад.

— Ты не прикидывайся овечкой, гадина, — прошипел человек с искажённым в ярости лицом. — Против тебя есть достаточные улики, чтобы совершить суд прямо здесь и сейчас, но почему я тебя не убил сразу, как только увидел? — рыцарь не нуждался в ответе, так как сразу же продолжил. — Да потому, что у меня к тебе вопрос: зачем?! Зачем всё это?! К чему эти смерти?! Что они тебе сделали плохого?! А?!! Отвечай!!! Что Мир тебе сделал такого, что ты всем мстишь, мертвитель?! Отвечай!!!

"Как он тебя называет!" — истерически захохотал Голос в голове, и Солар ощутил, как тело его перестало слушаться.

"Ты что делаешь?!" — заорал парень, и если бы тело его слушалось, то от головной боли его бы скрутило в бараний рог.

"Я?! Я спасаю тебя, ничтожество!!! Если бы я не встал бы на твою защиту, твою душу уже рвали бы на мелкие кусочки. А теперь молчи и сражайся вместе со мной!!!"

***

— ...отвечай!!! — на пределе сил выкрикнул Светозар, встряхнув мага как мешок с картошкой. Он не надеялся на ответ, но внезапно его пленник прошептал:

— За то, что мне пришлось стать таким… — разум мертвителя, судя по всему, не выдержал, и паренёк обмяк, словно тряпка, оставшись сидеть в той позе, в какую его усадил рыцарь.

Светозар сплюнул:

— Глупый мальчишка… — процедил он, — Зло лишь порождает зло… А, к чему я тебе говорю?

— Ты и впрямь… — каким-то не своим голосом произнёс маг, поднимая пустой взгляд чёрных белков. — ...никчёмен, коли считаешь так.

"Твою!" — выдохнул Светозар, мгновенно вонзая меч в… пустоту: пленник весь извернулся под немыслимым, невозможным для человека углом, и пропустил лезвие над собой.

В металле "Куры" отразились тонкие, словно иглы, клыки мага.

— Ты… вампир?! — выдохнул герой, отпрыгивая от чёрного лезвия одноручного меча, возникшего, казалось, из пустоты.

В ответ мертвитель хихикнул и резкими, отрывочными движениями, подобно размытому воспоминанию из кинепсихиграфа, нанёс пяток смертельных ударов. Голова, сердце, шея, живот, ножная артерия — неимоверных трудов стоило Светозару парировать их все.

— Да что ты такое? — короткий момент передышки позволил родится вопросу, но сущность, ведущая Солара не желала отвечать своей пище.

Светозар едва успел увернуться от коварного антрацитового меча и только собрался контратаковать, как под последовавшим градом ударов ему пришлось отступить. Солар двигался слишком быстро для человека и даже быстрей, чем можно было ожидать от вампира. "Неужели он из Оркостанских Бессмертных?" — успел удивиться рыцарь, как очередной росчерк лезвия возник прямо перед глазами и заслонил собою свет.

Сочный звук вонзившегося в тело меча, прорубающего себе путь наружу. И адская боль, привычно сопутствующая смерти.

"Шмяк!" — лезвие прорубило плечо вплоть до сердца и остановилось, натолкнувшись на дварфийскую сталь нагрудника, но Светозар этого уже не видел.

Мгновение, и Солара отпустили и Хранитель, и Жажда.

Герой пошатнулся, от усталости едва не валясь рядом с трупом.

— Что же ТЫ такое? — спросил в воздух Солар, и пока откат от подобного выброса энергии его не свалил, зажёг меж ладоней пламя огненного шара. — Впрочем, насрать. Теперь ты жертва моему Хранителю. Бескуда мать, с нарушением ритуала… Ну и шайтан с ним, гори так, и пусть земля тебе будет Адом, — парень ухмыльнулся, вспоминая удар под рёбра, — Пусть тебя жрут до-о-олго....

Туманная хмарь испуганно отступила от яркого пламени взвившегося на дороге костра.

***

"Неужели умер? Опять… — лениво подумал герой, ощутив, как боль прошла — Вот ведь… Шустрый какой. В следующий раз такого повторится не должно".

Светозар не сразу понял, что здесь что-то не так. Он по привычке вытянул руку вперёд и вдруг ощутил, что стоит ногами на чём-то холодном. Лёгкий ветерок растрепал волосы, и герой услышал, как в глухой тишине бьётся его сердце.

"Что происходит? Я же умер! Почему я чувствую себя подобно живому?"

Рыцарь занервничал и присел на корточки, коснувшись пальцами шершавой и сухой на ощупь пыли. "Хранитель, ты где? И что это за место? Посмертие? Если да, то оно явно не моё!"

Яркая вспышка ударила по глазам, но это не было светом. От чрезмерного напряжения заболели глаза, а ушей коснулись странные, тихие пока звуки.

Светозар завертел головой, приняв оборонительную стойку, и вдруг ощутил, как из глубины тела стала вытягиваться ноющая нить… Нет, не вытягиваться, а напрягаться, подобно гитарной струне. Разом, как у старика, заныли кости, закружилась голова, а во рту появился гадкий привкус железа. Но всё это ушло на второй план, когда из татуировки на плече полезли тонкие светящиеся змейки, оплетающие тело Светозара подобно тому, как плющ обвивает плетень.

Это не было больно, но до того отталкивающе, что герой с воплями попытался смахнуть с себя этих хладнокровных созданий, но они, совершенно не обращая внимания на тщетные попытки от них избавится, слились друг с другом с тончайшую ажурную сеть, покрывшую тело рыцаря с головы до пят.

"По-крайней мере, теперь здесь не так темно… — зло подумал Светозар, отдышавшись после этой процедуры. — Вот ведь… Сюрприз-то какой! И жжётся татуировка как свежее клеймо, что уж точно в новинку. Шайтана мне на узкой дорожке! Если я мёртв, то это загробное царство отличается от любого виденного мною ранее!"

Тусклый свет падал на поблёскивающий, словно графит, прах.

Рыцарь переступил с ноги на ногу, огляделся вновь… и вдруг услышал далёкий хруст, как-будто где-то сломалась ветка. Он повертел головой в попытке найти источник звука и пошёл туда, откуда он донёсся.

"Интересно, где же я? — вновь подумал он, напряжённо вглядываясь вперёд. — И один ли здесь? Похоже на пещеру… Наверняка здешние обитатели ориентируются по слуху, поэтому мне надо идти крайне тихо…Буквально на кончиках пальцев… Стоп, а не кружу ли я?"

Светозар остановился с ощущением полной дезориентации. И впрямь, что за глупость сломя голову ходить там, где нет никаких ориентиров? А ведь здесь наверняка немало опасностей… если это не огромная зала с абсолютно ровным полом, внутри которой можно блуждать до бесконечности.

После того, как герой застыл и обратился в слух, он уловил странный шум откуда-то сбоку, подобный шороху… или перестуку хитиновых лапок?!

"Бескуд тебя побери, так и знал! — сердце выдало барабанную дробь, а в руке против воли стал формироваться клинок. — Где же ты, подземный монстр? И кто ты? Земляной червь? Гигантский скорпион? Пещерный таракан? Многоножка с человеческим лицом? Бр-р, гадость какая, до сих пор забыть не могу!"

Меч, сердцевина которого сливалась с окружающей тьмой, излучала свет куда сильнее орнамента на теле. Вокруг лезвия кружились песчинки, поднятые ветерком с земли, и они отбрасывали странные тени, подобно тому, как заходящее солнце бросает лучи сквозь облака.

Перестук тем временем сместился, и герой услышал, как его обходят по кругу.

— Покажись! — выкрикнул Светозар, водя клинком перед собой, но ему никто не ответил. Удушливая волна липкого ужаса накатила на рыцаря, и человек отступил на шаг назад, потом ещё на шаг… "Стой! — заголосило чувство опасности. — Сзади!"

Спину тихонько защипало, словно в неё впились тысячи слабеньких электрических разрядов, слуха коснулось глухое гудение, и герой повернулся лицом к…

Прямо перед ним, от земли и уходя далеко в небеса, насколько позволял видеть глаз, в бесконечном движении скользили потоки сухого песка, похожего на пыль под ногами, а за ними… сотни безглазых морд, скалившихся в предвкушении пира, настоящие монстры, отвратительнее которых нет ничего в Пандоре. Некоторые из них напоминали жуков, некоторые стрекоз, но и у тех, и у других было по две, а то и по три пасти. Стоит ли говорить, что размер челюстей и количество зубов в них превышало любое разумное значение?

Светозар в крике взмахнул мечом крест-накрест, отшатнувшись от ветрового барьера, и упал на песок, больно ударившись копчиком. Сердце, до этого бившееся более-менее спокойно, сейчас едва не выпрыгнуло из груди.

Судя по всему, барьер на долю секунды ослаб, потому что вся орда двинулась вперёд, но почти сразу же остановилась, разве что один из монстров не успел затормозить и налетел со всей дури на вихрь угольного тумана. Жуткий вопль оставил в ушах болезненный звон, и буквально за удар сердца всё тело монстра рассыпалось на мелкие кусочки, впитавшиеся в вихрь.

— Я точно не в Пандоре… — потрясённо проговорил герой, тронув кожу над татуировкой. Болезненно натянувшуюся кожу. Мокрую кожу...
Светозар поднёс испачкавшиеся пальцы к глазам и с удивлением увидел на них кровь.

— Хранитель, я знаю, ты меня слышишь… Молю, дай мне сил убраться отсюда!

Вновь раздалось неприятное шуршание недалеко от героя, которое явно приближалось.

"Если это одна из тех тварей…" — сжал зубы рыцарь и вскочил на ноги, перехватив меч целой рукой. Не то, чтобы плечо болело, но вдруг это обманчивое спокойствие, и в бою правая десница ослабнет? "И магия не действует," — зло подумал Светозар, попытавшись коснуться внутреннего энергоядра, столь малого по сравнению с ядром магии одной эльфийки. Оно откликнулось настолько вяло, что даже думать о том, чтобы использовать его в бою, мысли не возникало.

Прошла минута, и человек понял, что от него чего-то ждут. Неужели пойти навстречу или отойти от стены? Да ну… Но попытка не пытка, и хоть здесь темнее, чем в самую безлунную ночь, никто внезапно напасть не сумеет. И он пошёл вперёд... чтобы через пятьдесят шагов упереться в точно такой же вихрь.

Едва Светозар понял, что находится в западне, нечто всё время наблюдавшее за ним громоподобно рассмеялось тысячью голосами, и подошло настолько близко, что герой буквально кожей почувствовал давящую ауру этого существа. Свет испуганно затрепетал, подобно языкам пламени под ветром, и прижался поближе к телу, когда на расстоянии взмаха меча раскрылись два светящихся мертвенно-голубым цветом глаза. Следом приобрела очертания пасть, полная игольчатых зубов.

— Герой?.. Надо будет поблагодарить смертного за такой подарок!

Светозар сжал рукоять меча:"Значит это господин того вампира? Дело дрянь… Но мой Хранитель меня не оставит!" Тем временем оно продолжало:

— Но прежде тебя разорвут на части… хм… может быть поговорим?

"С клинком моим поговори, демон! — подумал герой, но вдруг ощутил, как запульсировала его тату, рождающая свет. — Хранитель? Что ты хочешь этим сказать?"

— Начну я, — существо обошло Светозара, оказавшись гигантской многоножкой, и встало перед ветровым барьером. — Кто ты и чего ищешь в вашем мире?

Клинок обманчиво небрежно коснулся острием почвы.

— Я? Герой, как ты сам сказал. А что насчёт мира… Какое тебе дело?

— Сначала ТЫ отвечай на мои вопросы, а потом задавай свои, человеческое существо! Но я прощу тебе этот промах... на первый раз... Дело до тебя? Небольшое... мне просто интересно, являешься ли ты одним из тех слепых смертных, которые идут кто куда, сражаясь в бесконечных войнах каждый сам за себя? Или может быть у тебя есть Цель? Предназначение? СУДЬБА?!? — голос вновь стал оглушительно громким, существо мгновенно воспарило в воздухе и, некоторое время пробыв размытым черным облаком, вернулось силуэтом ангела... с жутким, широким оскалом и огромными, сияющими глазами. — То, что ведет тебя, направляет? Твой Хранитель не говорил тебе, для чего ты ему нужен? Или ты из тех, кто слепо верит, что руководит своей судьбой сам? Что пишет историю? Отвечай…

Во время всего монолога Светозар стоял с непроницаемым лицом, и лишь слегка прищуренный взгляд выдавал его истинное душевное состояние.

— Отвечать, значит… Нет, приказ — "отвечай"! Не "ответь"… Ну что ж, господин… Хранитель, я полагаю? Хранитель того паренька, который загубил немало разумных. Не ожидал, что у чумы будет Покровитель... Что ж, каков Дух, таков и герой… Однако я отвечу: мир подобен организму, в котором есть полезная красная кровь, защитница белая и болезнетворная чёрная. Мы, герои, защитники мира, его белая кровь, те, благодаря кому он не скатился в Бездну.

"Существо, способное менять свой внешний облик с такой непринуждённостью, должно быть уязвимо в моменты оборачивания. То самое чёрное облако — и как я его вообще смог увидеть на фоне тёмного небосвода? — в этой форме он будет уязвим, судя по всему. Но надо ли мне нападать? Не приведи Хранитель, ещё и барьер позади него разрушу, и тогда тех монстров ничего сдерживать не будет".

"Привести к Величию — вот цель. А пути выбираешь сам", — необычно явственно послышалось Светозару, и этот голос… Вернее, ощущения после него… Хранитель говорил со мной! И он поможет!

— Цель — поддержания мира в гармонии. Но сверхрцель — привести его к идеальной форме. И свобода воли дана, и все пути открыты, — чувствуя, что это правильные слова, добавил герой. — А вот ты?.. И твоё орудие?..

Существо вновь сменило форму — в этот раз на гуманоидную — и ответило:

— Я? Правильнее будет сказать "Мы". Мы — сущность Изначального мироздания, существовавшие еще при Сотворении Вселенной... а некоторые даже раньше. Ты назвал смертного моим орудием? Что ж он им является лишь в некотором смысле... Для Нас этот человечек — лишь эксперимент, но тот жизненный путь, на который он встал, дает мне надежду на то, что он станет одним из Нас. Мы ищем справедливого возмездия за то, что произошло многие тысячелетия назад, а смертный же ищет способ изменить Мировой Порядок в вашем мире. В этом мы с ним схожи, и потому я помогаю ему... Но ведь тебя интересует не это? Ты хочешь знать цель всех этих убийств, которые он совершает? Взгляни... — тьма расступилась, показав еще один вихрь, находившийся чуть повыше... и его брали штурмом не сотни, а тысячи жутких тварей, подобных виденным Светозаром ранее. Они наползали друг на друга, толкались и иногда грызлись между собой, но неизменно двигались ко второму вихрю, в центре которого находилась сидящая в трансе черная фигура.

— Да... он находится в той же ситуации, что и ты сейчас, но по своей воле. Страх, отчаяние и ненависть, которую он испытал, когда вы изгнали его из своего общества, вынудили его встать на путь Тьмы. И те жертвы, которые он мне приносит, уходят им, — существо указало на бесчисленный рой теневых демонов, — чтобы отвлечь их на время, пока я восстанавливаю барьер... Я ответил на твой вопрос. Моя очередь... О, я чувствую, ты призвал своего Хранителя... Молоде-е-ец, он уже приближается. А теперь, пока он не пришел, мой вопрос: Ты говоришь, что хочешь построить идеальный мир... хе-хе-хе-хе... но ведь для каждого идеал свой, ты так не думаешь? Что ты собираешься делать с теми, кому придется не по нраву твоя "идеальная форма" мира? Уничтожишь — придешь к тому, что вновь начнутся войны каждый сам за себя. Не уничтожишь — придешь к тому, к чему стремимся Мы... частично. Как же ты будешь строить этот идеальный мир, если даже среди смертных есть такое количество разных взглядов?

Весь этот монолог показался Светозару каким-то надуманным. Ну не могло существо, чья мощь настолько превосходило все рамки, что даже свет пытался лишний раз не падать на чёрный силуэт, задавать настолько человеческие вопросы! Герой помнил ту самую встречу, когда он в первый раз столкнулся со своим Хранителем, так сказать, лицом к лицу, помнил ощущение прикосновения к несоизмеримо более великому… Помнил и диалог на пределе возможностей человеческого сознания, пусть и лишённого тела, и обратное падение в земной мир прямиком под потолок Оркостанского лазарета. Но здесь же…

"Нет проблемы высшему существу имитировать вашу логику, — вновь произнёс внутренний голос, какая-то чрезмерно малая часть всезнающего Хранителя. — Не обманывайся: вопрос был задан не тебе, но ты можешь на него ответить. Не бойся".

— Мир… — рыцарь посмотрел прямо в глаза сумеречной твари. — Мир обречён придти к идеалу, иначе он не имеет смысла. Не я буду карающим мечом: даже если захочу, эта ноша для многих. И не я приведу к концу времён — то задача всего поколения. В моих силах лишь пытаться делать так, чтобы исправление осуществилось не тогда, когда всё будет хуже некуда, а тогда, когда оно станет естественным следствием всего, что произошло. Вы сказали, что у каждого разный идеал. Согласен. Но истинный Идеал один. Однако если Идеал один, почему бы его не навязать всем и каждому, чтобы закончить историю? А вот тут как раз свобода воли, о которой Мы сказали в самом начале. Мы: я и Хранитель. Тебе надо, чтобы мой Держатель ключей пришёл к тебе? Он придёт. Он идёт. Но… скажи мне, зачем Вам подобное?

— Если твой Хранитель идет сюда, это значит, что ты ему для чего-то нужен... Он наверняка захочет вернуть тебя к жизни. Но, поскольку ты был принесен в жертву, ты являешься моим по праву. Мне любопытно, на что готов твой Держатель Ключей, чтобы спасти тебя. Теперь мой вопрос: как ты думаешь, сколько цивилизаций погибло, так и не дойдя до "идеалов", которые они так хотели создать? А их навязывание — такой же путь придти к Нам, как и множество других. Но я могу и ошибаться, верно? — тьма сомкнулась вокруг Светозара, и он не мог видеть ничего кроме жуткого светящегося оскала. — Докажи мне, что я ошибаюсь. Что ТЫ подразумеваешь под идеалом? Какой выбор ты хочешь сделать за всех остальных, будучи столь уверенным, что он им придется по нраву? — глаза существа вновь вспыхнули. — Ты действительно похож на большинство. Докажи мне, что это не так, — Существо словно растворилось в окружающем мраке. — Я жду…

"Ждёт он…" — Светозар скривился будто от зубной боли и взмахнул мечом. Будь это в реальности, то сам воздух пропел бы, раздвигаясь перед острым как бритва лезвием, но здесь и звука не родилось, словно темнота поглощала всё, что её касалось.

Капельки крови разлетелись веером вокруг человека, упали на песок и обратились сверкающими звёздами, заставившие отступить надвинувшуюся тьму. Хранитель шустрика, оказавшегося тем ещё подонком, намеренно ушедшим за грань равновесия, не воспрепятствовал этому ритуалу. Более, возникало ощущение, что именно этого хода от него и ждали: вернуть иллюзию возможности сопротивления. А раз так… к чему вообще трепыхаться?

Голос Хранителя молчал, и Светозару приходилось сражаться с навалившимся унынием в одиночку. "Хотя постойте, а чего это мне кажется, что всё потеряно? Что это вообще значит, что я то самое большинство? Если посудить... Если вспомнить всю нашу беседу, то... То что оно вообще мне сказало? Не, оно задавало вопросы, на которые я отвечал в меру разумения, спрашивал его... Но его ответы совершенно лишены логики! Эти все рассуждения на тему "путь к нам", "у всех своё видение истины" верны, но не это я ожидал от него услышать! Более того, мой последний вопрос "зачем тебе мой Хранитель" и вовсе проигнорировал, и мне пришлось довольствоваться суждениями на тему "ты мой по праву" и то, что "твой Хранитель идёт сюда, чтобы тебя воскресить"! В чём логика? Бред какой-то".

Светозар тряхнул головой, отгоняя все предыдущие рассуждения. "Нет, корень зла не в этом. И оно мне ответило: ему любопытно, на что пойдёт мой Хранитель, чтобы вызволить меня отсюда. Но... Вот в чём дело: я ему два раза растолковал, что финальная, идеальная форма бытия будет принята всеми, и что она не создаётся единицами, какими бы они не были яркими и выдающимися, но Оно тычет меня в то, что это именно я решаю, чем закончится эволюция мира. И что именно я собираюсь решать за других, что им лучше. Но это ложь — решаю не я и даже не мы, герои. Решают Хранители, духи Равновесия".

Рыцарь покатал на языке крошечную капельку слюны и поглядел в купол непроглядно-обсидианового неба. “Дрянная реальность. Уверен: если не мой Хранитель, меня бы уже не стало, как не стало одного из чудовищ, налетевших на барьер. Однако, как я погляжу, моя тушка важна этому существу".

— Я сказал тебе раз. Я сказал тебе два. Повторять в третий раз... "Посмотрим, что нам скажет суеслов..." — так говорите Вы, когда представ пред Вами, своими воспалёнными губами не отвечаю злом на Ваше зло. Вы думаете:"Кто сие вместит? Он странное влагает в уши наши!" — когда ещё не прозвучали даже мои слова о Хранительском пути! Вы говорите:"Это не про нас! Что нового открыл нам этот отрок?" И так глядите выспренно и гордо, что, кажется, Вам ведом тайный глас… А я же говорю вам о любви, о правде и о соучастье. О том, что в Мире может быть иное счастье, и заповедь простая:"Не отмсти!"

После этих слов воцарилась тишина. Но не успел раздаться ответ сущности, пленившей Светозара, как тишину прорезали отчётливые хлопки. То хлопала фигура в капюшоне, от которой концентрическими кругами отлетали песчинки и отступала пелена Тьмы.

Тонкий, едва различимый звон, как будто лопнул хрустальный бокал. Время вздрогнуло, взвизгнуло испорченной граммпластинкой, и разделилось на два потока.

***

— Молодец, — как-то чересчур буднично произнёс Шерхан, усталым движением откинув капюшон. — Ожидал, что вспомнишь стих.

— Хранитель?.. — меч выпал из разжавшегося кулака и распался на тысячи нитей, вернувшихся к тату. — Но ведь…

— Да, "но ведь". Однако я не мог не придти.

— Я… — Светозар сжал кулаки и стиснул зубы до такой степени, что они чуть не хрустнули. — Я тебя… Был близок…

— Но не предал ведь? — пожал плечами Хранитель. — Не кори себя... Хех, нравятся мне такие миры — они напоминают человеческое подсознание, такое же тёмное и влияющее на осознанную деятельность… И вообще, ты держался молодцом, — внезапно добавил Шерхан, широким жестом указывая Светозару на стул, невесть откуда взявшийся посреди этой бесплодной пустыни, полной чернильных сгустков и призраков. — Не всякий смог бы так долго сопротивляться. Всё-таки, твоя душа невероятно плотна и выдержала даже приливные силы у горизонта событий. Но в следующий раз так не рискуй: я ценю твою индивидуальность. Будет жаль, если ты потеряешь себя.

Человек, всё ещё ощущая себя не в своей тарелке, сел на стул, так и не поднимая взгляда на своего покровителя, и сказал:

— Я ведь перед Тобой виновен… Если бы мне удалось обезвредить… Солара, то не попал бы сюда, и не привёл бы Тебя в ловушку этого мира.

— Твой проигрыш был неизбежен при любых вариантах, — слова Хранителя прозвучали неожиданно жёстко. — И будет неизбежен… В ключевом моменте. Тебе не справиться с силой, что стоит за ним, но на мою поддержку ты рассчитывать можешь. И ещё: я допустил, чтобы всё произошло именно так, а не иначе.

— Но зачем?

Шерхан уселся за соседний стул и взял гранёный бокал со стола, в котором плескалась странная искрящаяся жидкость. Он покрутил его между ладоней, ухватился тремя пальцами за ножку…

— Нам не трудно имитировать человеческую логику и поведение… — тихо проговорил дух Равновесия, стукнув ногтём по краю сосуда. — Но есть некие… ощущения, которые не чужды и нам. И одно из них — Одиночество. Можешь считать меня Хранителем-эгоистом, но я не смогу описать тебе той радости, которую ощутил, когда почувствовал того, с кем ты общался и кому тщетно пытался донести идею наличия сверх-цели бытия. И ты даже не догадываешься, насколько правильным было это стихотворение. Пока же… Пей.

Хранитель протянул герою стакан с тем самым звёздным напитком.

— Что это? — подозрительно спросил Светозар, принимая прогнувшийся под его пальцами белый стаканчик.

— Пей, — повторил Шерхан, за спиной которого медленно сужалась горловина вихря.

Человек сглотнул, пригляделся к зеркальной глади, в которой отражались две луны, и, решившись, залпом осушил стакан.

В нём оказалась родниковая вода.

"И всё?" — удивился герой.

Свет от татуировки погас...

Глава третья. Торжество тождеств

Только отзвучали последние хлопки, как Хранитель Светозара взглядом встретился со сгустком мрака, связанным пуповиной со своей прародительницей: Тьмой, что была до рождения Света.

— Я явился, — слова на Изначальном языке всколыхнули пустошь. — Ты, что слит с Вами, что слиты с Ею, вам действие, — секунда, и Дух Равновесия стал выглядеть, как обычный человек, и продолжил уже на более приятном слуху диалекте Изначального. — Рад встрече, собрат.

— Мы тоже Рад нашей встрече, — ответили тысячи голосов, и вихрь расступился, впуская внутрь гуманоидный силуэт, за которым, словно плащом, волочились смутные тени. — Мы Един, но Не Один. Помни об этом, — сразу же после этого ощущение многоголосия пропало, и силуэты, ушедшие в окружающий мрак, сгустились за спиной существа. — Вот он Я. Отделённый от остальных, чтобы наш разговор был на равных. Итак, тебе нужна жизнь этого человека... Что ж, прежде чем поговорим об этом, сыграем в Игру, правила которой тебе уже известны. Я начну. Для чего тебе нужен смертный? Почему именно этот? Разве ты не можешь выбрать нового?

Шерхан приподнял бровь. Прищурился. Улыбнулся и хлопнул одной ладонью.

Волна бездушной, безликой информации окатила сущность, пленившую Светозара, с головы до пят. Ни один смертный не смог бы понять и доли того, что только что сказал Хранитель, но его собеседник прекрасно всё ощутил до последнего оттенка субатомной частицы, проваливающейся в Великий Океан.

А сказал Хранитель примерно следующее:"Он моё дитя. Я знаю, чего ты хочешь, что тебе нужно и что Я могу тебе дать. Перейдём к сделке?"
Хранитель Солара усмехнулся и покачал головой. Теневой плащ за его спиной пришёл в движение и стал впитываться в тело, возвращая утраченные в процессе отделения силы. Процесс слияния всё ускорялся и ускорялся, и вскоре собеседник Шерхана потерял какую-либо определённую форму, став напоминать сгусток протоплазмы. Казалось, что это объединение никогда не закончится, но после того, как большинство частичек Тьмы слились в единый ком, Хранитель Солара стал принимать очертания большого, покрытого шипами длиной с человеческую руку зверя с неизменно-жутким оскалом.

Последние обрывки туманоподобного ветра осели между шипами. Тяжело выдохнув, существо улеглось на землю и обратило свой взор на "гостя" его домена.

— Теперь ты видишь мой Истинный облик... облик, от которого я всегда стремился избавиться. Хищная тварь, которая только и живет, чтобы разрушать... и сделали меня таким как раз те, кто верит в твои идеалы, Держатель Ключей. Поэтому я стремлюсь не к идеальному... — очередной усталый вздох поднял столп пыли. — ...а к правильному. Сбалансированному. Как в старые времена... — оно вдруг приподнялось, словно прислушиваясь к чему-то. — Ты ведь тоже это почувствовал? Кто-то опять пытается идти против самой Сути Вещей... Баланса... Нужно быстрее покончить с судьбой этого человечка, пока тот идиот не наворотил делов... Ну что, теперь ты готов поговорить о цене этой мелкой душонки? Я не стану врать, моя цена слишком высока. Имя. Твое Истинное Имя.

Будь бы здесь смертный, он бы увидел какафонию образов, из которой ничего бы не вычленил, но шипастое существо с лёгкостью разделило речь на несколько параллельных потоков.

Главенствующей идеей в речи Шерхана было то, что…

"Не так уж и высока, как тебе кажется, но то, что ты просишь — палка о двух концах. Ты узнаешь меня — я познаю тебя. Вдобавок знание моего истинного имени разит острее, чем обоюдострый меч. Впрочем, не хватало бы тебе сил, отговорил бы от этого шага. Но должен предупредить: после того, как ты примешь в себя моё Имя, ты изменишься крайне радикально. Изменишься до такой степени, что не сможешь вернуться к Матери-Тьме в такой же мере, как можешь сейчас. Не скрою: изменюсь и я, что отразится на моём Имени, но как бы не оказалась цена, которую ты заплатишь, выше цены свободы моего сына…"

Невозможно передать всю многоплановость речи двух Хранителей. Даже один Дух Равновесия, и тот испытание всему художественному инструментарию любому из созданных смертными языка.

Можно только добавить, что обращался Хранитель Светозара ко всем тысячам сущностей, из которых состояло нынешнее сознание существа, не похожего ни на один образ под небесами, но основной энергетический поток приходился на того, кто вышел из всеобщего сознания ради того, чтобы общаться с "человеком" на равных.

"Ты точно хочешь пойти на этот шаг, Хранитель Солара? Учти, что наш диалог уже вызывает изменения в тебе и во мне, и ты уже не таков, каким был в начале. Но я знаю, что ни ты, ни я не исчезнем и не поглотим друг друга. Но ты можешь отказаться от своего требования, и тогда я дам тебе столько энергии, сколько не получишь ни с одной звезды за всю её жизнь и смерть".

Сначала собеседник Шерхана никак не отреагировал на поток мыслеформ, лишь недовольно топорщил шипы, что при неизменной полуулыбке-полуухмылке показалось угрозой, но потом совершенно неожиданно кивнул головой.

— Что же ты за Дух такой, а, Держатель ключей? Истинное имя невозможно изменить никаким образом, а ты живой вызов этому правилу! Но раз то, что ты сказал об последствиях его открытия — правда, то я принимаю твоё предложение. Но ты дашь мне энергии гораздо больше, чем предложил… Ровно столько, сколько я смогу поглотить. Согласись, ведь по сравнению с моим первоначальным требованием — это разумная замена и достойная цена за жизнь твоего "сына".

Шерхан удивлённо приподнял бровь, но промолчал и поглядел в сторону двух сияющих лун, которые на самом деле являлись озёрами в глазницах не поддающегося обозрению существа, чьи размеры в реальном мире составили большую часть обитаемой Вселенной. Хотя, если быть точным, оно в какой-то мере было головой ещё большей сущности, которую можно было бы сравнить с Исполинами большинства ми…

Резкий удар отбросил хрупкую человеческую фигурку далеко от двух вихрей, и тотчас там, где находился Шерхан, взметнулся язык тёмного пламени.

— Прекрати! — прошипел Хранитель Солара, подскочив к пропахавшему в песке целую траншею Духу. — О чём ты думал, когда смотрел на Него? Хочешь, чтобы Тьма тебя поглотила — гляди дальше, но тогда за тебя я не дам и ломанного гроша! Одно радует, — жаркое дыхание из широко разверстой пасти заставило человекоподобного Хранителя поморщиться, — если тебя съедят, то твой человечек перейдёт ко мне… Его душу рвать на части будут долго…

— Не съедят, — тихо проговорил Шерхан, встав на ноги, — ведь я скрыл своё присутствие от всех, кроме тебя… И если бы не приоткрыл барьер, когда смотрел Ему в глаза...

Хранитель Солара едва удержался от того, чтобы поддаться глубинному желанию покарать гордеца за неучтивость, посмевшего считать, что от Тьмы можно спрятаться:

— Твоя наглость, Ключник, не знает границ! Думаешь, тебе здесь будут рады? Как бы не так, чернодырный.

— Плохо…

— Плохо?! Теперь ты заплатишь мне вдвойне против установленной цены!

Внезапно Шерхан настолько яростно глянул на него пустым провалом лица, что от полученного ментального удара сознания, составляющие суть Хранителя Солара, вздрогнули, но издали в ответ такую же волну гнева… пришедшуюся в пустоту: гнев первого Духа Равновесия исчез, как будто его и не было.

Оба Хранителя, столь разные и столь похожие, встали друг напротив друга. К обоим силуэтам притягивались падающие с небес ниточки мрака.

— Я дам тебе столько, сколько мы договорились в начале; не джоулем и не песнопением больше, — спокойно произнёс Рождающий свет. — Считаешь, что в праве требовать больше? Я так не думаю. Чем больше энергии я тебе дам, тем скорее с тебя спросят, из какого источника ты пил. Мне сказать, что произойдёт дальше?

Шипастое чудовище продолжало презрительно ухмыляться, но было видно, что это предпоследняя капля. Следующая выходка Шерхана могла стать роковой… После чего начинался форменный хаос.

Только эта мысль заставила Хранителя Солара не делать того, чего хотелось так давно:

— Тебе кажется, что ты неуязвим? Открою секрет: ты уже проиграл, когда сунулся ко мне. Только попробуй, и против тебя выступит вся Тьма, все Они, и не оставят и мокрого места. Но я считаю, что это неразумно, ведь мы… уже договорились, а я не демон, чтобы нарушать условия сделки. Дай мне канал силы к купели Мрака. Но не той, до которой я и сам могу дотянуться, а к той, что лично твоя. Думаешь, я не знаю, что творится внутри чёрных дыр?

— А после ты отпустишь Светозара...

— Да, отпущу, — невероятно, но презрительная ухмылка наполнилась некоей гадливостью, — но с подарочком для моего… хранимого. Скажешь нет? Чёрные дыры так красиво взрываются, если не питаются регулярно. Пуф… Краткая вспышка света, которая лишь сгущает сумерки. Ну так что?

Шерхан помедлил немного, оценивая взглядом устойчивость почвы, в которую опирался ногами; покачал головой, будучи недовольный увиденным, и внезапно выкинул руку с раскрытой ладонью вперёд.

С пальцев Хранителя сорвалась мутная слякоть, одно созерцание которой могло вызвать головную боль, и устремилась к застывшему в предвкушении чудищу, прилепилась к пасти

Секунда, и по образовавшемуся каналу потекла жидкая изнанка мироздания из иной реальности, согласившейся на подобное...

***

— Мрак предпринял атаку на сектора А семнадцать и Б шестнадцать и смог закрепиться в большинстве звёздных систем этих секторов, — сухо вещал диктор новостного программы.

Георгий зло махнул рукой в воздухе, перемотав на другой канал.

— Сегодня мы обсуждаем вопрос о размещении беженцев, напрямую соприкоснувшихся с Мраком.

— Ну-ка, ну-ка… — заинтересованно проговорил мужчина, поставив громкость на максимум.

— ...С нами ведущий учёный в области квантовой физики Михаил Горелик и ректор Имперского института биологии Джон Химкин. И первым вопросом, который мы хотели обсудить, является то, что можно ли продолжать называть этих беженцев людьми? Джон, как вы считаете?

— Знаете ли, вопрос донельзя неполиткорректный, но большинство исследований говорит о том, что практически все процессы в организме "отмеченных" или "прикоснувшихся", как их ещё называют, идентичны нашим. Однако в нескольких случаях на миллион встречаются мутации, целые участки перекодированной ДНК, а порой и странные новообразования, которые при обычных условиях несовместимы с полноценный функционированием организма! Но большая часть нормальна как мы с вами.

— Значит, все те слухи о невероятных сверхспособностях, коими наградил Мрак соприкоснувшихся с ним, выдумка?

— Кгхм… Мне как физику непонятна идея наделять слепую силу, противостоящую нам, даже малой долей разумности. Мрак действует подобно радиации — невидимо и смертоносно, меняя, как выразился мой коллега, целые участки ДНК. Лично я считаю… Буду честным, мои слова подкрепляются десятилетиями исследования этого природного феномена… Что люди, о которых мы говорим, каким-то образом начинают влиять на причинно-следственные связи, пользуясь правилами неопределённости, впрочем, как и Мрак.

— Извините, я вас правильно поняла? Отмеченные могут использовать силу Мрака? Но насколько это научно?

— Милочка, Мрак сам по себе абсолютно не научен. Единственное, что его сдерживает, так это области повышенной гравитации, например великая сеть чёрный дыр в соседних секторах да "пятимерный ветер", существование которого, кстати говоря, тоже базируется на правилах неопределённости, в том числе…

Георгий выключил головизор, устав слушать всю эту белиберду, из года в год крутившуюся тем чаще, чем ближе подбирались облака Мрака. Зло покрутил в руках армейский жетон пилота второго ранга, допил кофе и вышел на улицу.

Поток людей привычно не обратил внимания на ещё одного человека, влившегося в него, но датчики ментальной активности сразу же вышли из режима пассивного сбора информации и сосредоточились на "прикоснувшемся".

Вскоре он добрёл до станции общественного транспорта, сел в магнитолёт и полетел в сторону космопорта.

Его там ждали. И среди них был ещё один "отмеченный".

Через полтора месяца Георгий воевал в областях, близких к Мраку, в которых появлялось множество агрессивных аномалий, и успевал уводить своё крыло из-под носа лезущей из клубящейся Тьмы орды Изменённых благодаря невероятно обострившейся интуиции.

***

Хранитель Солара дёрнулся, будто от удара током, когда жидкий Ветер проник в него, но стиснул зубы, так и не изменив своей усмешке. Шерхан же, казалось, медитировал всё время, пока насыщал монстра перед собой, и переживал раз за разом отчаянную борьбу жизни и Энтропии в умирающей галактике. Переживал, вспоминая тысячи лет борьбы, триллионы погибших, отчаянную надежду оставшихся в живых и тот момент, когда в сражении наступил перелом. К счастью, большая часть из сопутствующего току энергии мыслеформ так и не оформилась окончательно и прошла мимо сознания как одного, так другого, и даже то мизерное количество, которое могло каким-нибудь образом навредить, было впитано Рождающим Свет, лишь бы не спровоцировать пагубные изменения в структуре реципиента.

Наконец, Хранитель Солара сыто тряхнул головой, разрывая контакт, и отполз от канала Силы. Шерхан глядел на него с со смесью неприязни и умиления, как на ребёнка.

Тонкая вязь чёрных нитей отделилась от кончиков шипов сытого Духа и направилось внутрь вихря, в котором находился Светозар. Следом барьер, защищающий душу Солара, рванул во все стороны злым ветром и большую часть лишённых разума существ смело в прах, а когда он успокоился, то раздвинулся и стал куда плотней, чем ранее.

Яркая вспышка света, и второй смерч исчез, оставив после себя характерный след из закрученного в спираль песка..

— Игры богов… — подумал вслух человек в спортивном костюме, подошедший к своему близнецу рядом с шипастой горой. — Довесок прошёл успешно, но привязался к душе Светозара. Подарок Солару, конечно, воплотится в мире живых, однако его окончательная форма будет далека от задуманной.

— Ожидал нечто подобное, — кивнул второй человек, и оба Шерхана стали одним целым. Оно повернулось лицом к шипастому монстру и монотонно, покачиваясь на пятках, проговорило:

— Должен сказать тебе кое-что, брат по сути: Силы, что стоят за нами, не позволили бы нам схлестнуться в драке, ведь это было бы величайшей угрозой Гармонии или, как ты её называешь, Балансу. Я, ставленник Гравитации, слежу, чтобы губительные квантовые эффекты наподобие породившего меня расщепа не разрушили Ойкумену. Ты, слуга Тьмы, воплощаешь в жизнь идеи Баланса. Но и ты, и я по одну сторону. Знаешь, в чём твоя основная ошибка? Ты считал, что я в невыгодном положении. А ведь явись я здесь в полном величии, наша Матерь… не стала бы помогать ни тебе, ни мне, и мы бы взаимопоглотили друг друга.

— Ты. Что. Такое. Говоришь?!!

— Я могу так сказать, — Шерхан усмехнулся: — В своё время и в своё место Он и Она отказали в помощи мне, и я проиграл. Но иначе бы проиграло Упорядоченное. Так же здесь: даже твоя победа — поражение Упорядоченного. А этого ни Тьма, ни Гравитация допустить не могут. Так что… Мы в связке.

По сухой равнине гулял ветер омертвевших душ...



ОБСУЖДЕНИЕ


selok
#2
[-☮-] Магистр
могущество: 1576
длань судьбы
оркесса
Глазастая Волосина
99 уровня
ЭТАПЛЮСАДНАЗНАЧНА
VolnyjKIR
#3
без гильдии
могущество: 23

гоблинша Сан-ме
38 уровня
Интересно почитать было. Мелочная придирка:
"Ощущая загривком, как за ним бежит все деревенские жители"
"бегут" может
naklikal
#4
без гильдии
могущество: 3118

эльф Зуботочец
53 уровня
Лениво читать :с
Но плюсик. Заочно ;)
Шерхан
#5
[​ϟ] Командор
могущество: 53377
длань судьбы
эльфийка Ильэльная
142 уровня
VolnyjKIR, и ничуть не придирка, а справедливая правка косяка, допущенного в несколько раз читанную и редактированию версию. Спасибо за помощь!

naklikal, неожиданно. Эх, страсть к многабукафф... Благодарю. ))


selok, очень... позитивный комментарий. Рад, что понравилось.
naklikal
#6
без гильдии
могущество: 3118

эльф Зуботочец
53 уровня
Я осиливаю цикл Ереси Хоруса. Двенадцатая книга за месяц пошла, что неплохо, учитывая работу и отсутствие тяги к книгам, временами.

Ничего, милостью Императора осилю.


Суть отступления в чём? Я пресыщен боёвкой и пафосом, философией и эмоциями))
Вообще читать лень, мозг переваривает прочитанное.


К примеру, когда узнал о конкурсе, возникло около пяти-шести идей. Но тааак лень...
Капитально я себе промыл мозги)



Сообщение изменено
Silent Wrangler
#7
[​ϟ] Командор
могущество: 16952
длань судьбы
гоблин
Наивеличайший Выдумщик Генджис
117 уровня
Мне понравилось. Но мне кажется, я только что заработал отравление пафосом)
Шерхан
#8
[​ϟ] Командор
могущество: 53377
длань судьбы
эльфийка Ильэльная
142 уровня
Итак, дамы и господа, счастлив сообщить вам о том, что продолжение пишется и рано или поздно будет опубликовано. Сроков не задаю умышленно, так как не хочу обманывать ожидания.
Рашап
#9
[█A█] Магистр
могущество: 27430
длань судьбы
мужчина Шимшон
122 уровня
Можно попросить:
1. Меньше пафоса.
2. Яснее (четче) изложение событий.
3. Публиковать не в этом, а в другом сообщении.
))))))))
Шерхан
#10
[​ϟ] Командор
могущество: 53377
длань судьбы
эльфийка Ильэльная
142 уровня
Рашап
Первый и второй пункт понятны, поддаются осознанию и реализации. Касательно третьего в ступоре... Опубликовать в новом фольклорном произведении? Или запихать первый эпизод под спойлер, оставив вниманию публики второй?
Рашап
#11
[█A█] Магистр
могущество: 27430
длань судьбы
мужчина Шимшон
122 уровня
Шерхан
Опубликовать в новом фольклорном произведении? Или запихать первый эпизод под спойлер, оставив вниманию публики второй?
Опубликовать в новом фольклорном произведении и указать ссылку на предыдущую часть.
У меня предположения, что продолжения дописанные в том же "окошке" реже читают, т.к. они не очевидны.
naklikal
#12
без гильдии
могущество: 3118

эльф Зуботочец
53 уровня
Не стоит сюда дописывать. Традиционно читают те произведения, что выше в списке ;)



Сообщение изменено
Шерхан
#13
[​ϟ] Командор
могущество: 53377
длань судьбы
эльфийка Ильэльная
142 уровня
Рашап, naklikal, насколько я помню, Тиендил против подобного рода "сериалов". Может быть, ошибаюсь.
Так или иначе, есть основание для того, чтобы второй эпизод" Огня" запостить отдельным фай... произведением. По мотивам недописанных "Инцидентов в Оркостане".
Рашап
#14
[█A█] Магистр
могущество: 27430
длань судьбы
мужчина Шимшон
122 уровня
Шерхан
Тиендил против сериалов по 1000 зн. часть. Т.к. это форма фарминга могущества и засорения фолька огрызками.
В Вашем случае все разумно.
Tiendil
#15
[НБ] Магистр
могущество: 14558
разработчик
дварф Халлр
99 уровня
Подтверждаю. Против публикации больших произведений по частям ничего не имею.