Фольклор

Ночь в городе

байка о героях

Тторазаэри навалился спиной на одинокий колодец на перекрёстке улиц, который грех было называть площадью. В бездонном голубом небе лениво плыли невесомые облака. Эльф зевал, разглядывая местных жителей: дварфы, орки, орки, дварфы. Какие же девушки нравились ему больше: бородатые толстухи или тупорылые верзилы? Да никакие из этих! От скуки он теребил кольцо на среднем пальце левой руки. Оно напоминало ему о прохладе лесов, братьях, сёстрах и лунных ночах.

…Папоротник цветёт; глубокой, но светлой ночью воздух внезапно наполняется жужжанием пчёл. Сумасшедшими падающими звёздами летят они мимо его ушей, сначала одна-две, а потом целым роем. Огоньки светлячков сверкают над просторными полянами…

От нахлынувших воспоминаний Тторазаэри закрыл глаза. Как же он хотел вернуться! Но нельзя, рано ещё.

- Милейший, ожидаете кого-то? - раздалось над его ухом. Это был человек, светловолосый и кудрявый.
- Что тебе до этого? Или ты герой в поисках приключений?
- О нет, господин! Всего лишь путник…
- А, застрял в этом захолустье?
- Ну… разве не удивительный городок? Как вам местная архитектура? – Тторазаэри с искренним непониманием смотрел на любую архитектуру. Что уж говорить о нелепых домах из рыжеватого песчаника с округлыми формами улиток и крабов!
- Очень, как бы сказать, своеобразная… Только где ж эти древние, о которых столько талдычат местные?
- Я не видел их, но говорят, они живут в другом конце города, на берегу озера, и выходят из домов только с наступлением вечера. Но по мне, - человек сделал паузу и пропел: - они ушли, во мраке исчезая, в бездне времени, в аду небытия, их голоса мы не услышим никогда!
- Серьёзно? Единственное, что меня в них интересует, дак это то, красивы или уродливы у них бабы!
Человек с недоумением посмотрел на эльфа.
- Не подскажешь ли, где здесь можно найти шлюху, которая не раздавит меня своим весом? – продолжал Тторазаэри. – Но не гоблиншу, само собой!
- Я знаю одно «такое» место.

Поздним вечером полная луна светила в окошко «Приюта любви». Бледные лучи скользили по телу худосочной рябой человечки, снимающей нижнюю рубаху, Тторазаэри от нетерпения вертел кольцо на пальце.

- Как тебя зовут? – спросил он, когда девушка наконец-то избавилась от одежды.
- Малёха все кличут, - ответила она, подойдя к эльфу почти вплотную.
«Тоща как корова на третьем десятке лет, рёбра так и прут, - думал её клиент. – Но ничего, будет поджарой…»

Его размышления прервал стук в дверь.
- Чего надо? – высунулся он в коридор. Там топталось несколько стражников и перепуганные голые мужчины и женщины.
- В городе оборотень, дан приказ искать везде!
- Ну естественно, ищите оборотня – так сразу подозревать эльфа! Проклятые мерзкие жабы!
Стражник – молодой орк с бородавками на лбу и подбородке, вспыхнул багровым пламенем.
- Мы подозреваем всех! – взвизгнул он в порыве праведной ярости.
- И как ты узнаешь, я ли тот,кто вам нужен, а, умник? – с издевкой спросил Тторазаэри. Лунный луч холодил его голую спину. Стражник-дварф за спиной орка быстро листал страницы какой-то книги. «А! Хотят всё выяснить с помощью магии!»

Тторазаэри не был из красивых, утончённых эльфов: лицо болезненно-серого цвета, тяжёлая нижняя челюсть, короткие толстые пальцы, пепельно-русые волосы, висящие безжизненными лохмами. Не был красивым эльфом и стал некрасивым орком, орком выше и шире стоящего перед ним бородавчатого стражника. Послышалось женское «ах!» Тторазаэри со всей силы вмазал по роже орка, тот упал прямо на дварфа, хватаясь за свою сломанную челюсть. Другие стражники залязгали мечами, второпях вытаскивая их из ножен.
- Герои! Здесь есть герои!? – кричал кто-то из посетителей.

Один дварф, два орка – считал оборотень. Его спина обросла шерстью, а ногти на пальцах превратились в длинные острые когти. И что он, собственно говоря, сделал этим гадам? В окрестных деревеньках, правда, были у него уже кое-какие грешки... неужели за это?... Оборотень схватил рукой меч первого подбежавшего стражника, думал вырвать его из рук орка, но тот держал крепко. Тторазаэри резко выпустил сталь из руки, орк от неожиданности упал назад, началась свалка. А виновник сего действа между тем опустился на четвереньки и полностью обернулся волком – крупным матёрым хищником с мощными лапами. На одном из пальцев левой передней лапы блестело кольцо. Шерсть вздыбилась на загривке, с губ падали хлопья пены – но он всё ещё был безоружен против пяти вооружённых стражников. Хриплое рычание монстра не возымело должного эффекта на стражников, и он решил бежать.

Промчавшись в пару прыжков мимо Малёхи, волколак вылетел в окно, проломав лбом тонкие деревянные рамы. У него был небольшой задел времени, но слишком скоро погоня продолжилась на улице. Стражников стало больше, к ним присоединились какие-то наёмники, пьяные обитатели таверн, молодёжь в дорогих нарядах, всякого рода ротозеи. Кто-то из них догадался захватить факелы. Коротконогие дварфы немного отставали от орков, и вереница преследователей растянулась по улицам Коркатталя. Тторазаэри бежал не разбирая дороги, путаясь в переулках и натыкаясь на тупики. Часть заборов он перемахивал поверху, стараясь задержать погоню. Вдруг дома перед ним кончались: пологий склон спускался к тёмно-синему озеру, на зеркальной глади которого покачивалось отражение луны. С разбега он прыгнул в воду, надеясь вплавь окончательно бежать из города.

Воды озера сомкнулись над ним, работая лапами, оборотень поплыл вверх. Но зеркало озера не приближалось – что-то не давало ему плыть вверх, уцепившись за одну из задних лап. «Коряга?» - промелькнула в голове Тторазаэри мысль. Насколько он мог видеть, какие-то веточки шевелились возле задних лап. Он вновь превратился в эльфа. Воздух кончался в лёгких, на ноге, лишившейся теперь шерсти он почувствовал чьи-то холодные пальцы. Ужас овладел Тторазаэри, бешено молотящим руками в воде. Луна, просвечивающая через воду, понемногу становилась ближе, но приближалась так медленно, что он уже не надеялся снова глотнуть ночного воздуха. Только жажда жизни, и, может быть, сознание монстра, просочившееся через разум, не давало ему сдаться. Пяткой свободной ноги волколак наконец попал по водяному и вырвался на поверхность озера. Выбравшись на берег, Тторазаэри без сил повалился на колени, вода струилась с длинных волос, капала с носа и подбородка. Он не помнил кто он сейчас – эльф, волк? Мышцы сводила судорога и он не чувствовал ни лап, ни рук, будто запертый совсем не в своём теле.

На верхнем краю спуска к озеру цепочкой выстроились стражники – часть с факелами, часть с луками.
- Стреляйте! – скомандовал один из них, и вниз со свистом полетели стрелы.
Чувство боли вернуло оборотню его ярость, он бежал навстречу стрелам, прыгая, как гоблинский мутант, на ходу снова обращаясь в волка. Повалил наземь первого попавшегося дварфа, в плечо стражника впились зубы монстра. Тторазаэри выхватил зубами кусок плоти, выплюнул и приготовился к новой атаке.
- Сигюрн! Не-ет! – кричал какой-то дварф. Он побежал навстречу монстру, размахивая секирой, и пал следующей жертвой. В рядах остальных суеверный страх смёл всякое подобие порядка, и стражники бросились врассыпную. Не то страшно, что тебя задерёт бешеная псина, а то, что станешь таким же.

А на берегу озера стояло существо с огромными глазами без зрачков и головой, украшенной рожками-веточками, хрупкое, ростом с эльфа. Мокрая туника облегала тело, формами похожее на тело подростка.

Оборотень без разбора нападал на стражников, поддавшись звериным инстинктам.
- Она позвала её! – крикнул кто-то, указывая пальцем на бегущую к ним орчиху, размахивающую боевым цепом.
Героиня сошлась в схватке с монстром. Он, Тторазаэри, в своём уме не напал бы неё – зачем зря гневить хранителей? Слабачка! Но он защищал свою жизнь. Безумными прыжками он пытался увернуться от цепа геройки, но что за неудобное оружие! Стальной шар, украшенный шипами, проломил рёбра, чуть позже едва не задел хребет, оставив борозду на шкуре. Но вот и к Тторазаэри повернулась волчья удача мордой: ему удалось повалить орчиху на землю. Капельки холодного пота выступили на висках девушки; она смотрела на него, вытаращив довольно красивые глаза. «А может зря я пренебрегал орчихами? Эта довольна неплоха!» - подумал оборотень, растягивая волчьи губы в жуткой улыбке. Был бы у неё кинжал, она пропорола бы его брюхо, но как прикажешь раскручивать боевой цеп, когда тебя прижимает к земле этакая тварь? В его челюстях хрустнула её шея, и из порванной глотки заструилась чёрная в темноте кровь.

Расправившись с ней, Тторазаэри снова побежал, куда глаза глядят. Раны не успевали затягиваться на побитом теле; рёбра, смолотые в крупную крошку, мешали дышать, наконечники стрел, глубоко застрявшие в мышцах, ходили ходуном при каждом движении. Проклятое кольцо удерживало мысли в голове, хоть он и не против был бы лишиться разума до самого утра. Лай пустоголовых дворняжек перерос в шквал голосов гончих, идущих по следу. Оборотню хотелось выть от жалости к самому себе – он не видел способа выжить.

Но точно вовремя, когда гончие были ещё далеко, приоткрылась дверь одного из домов:
- Сюда, сюда, - позвал его женский голос. Не сомневаясь ни мгновения, волколак проскочил за толстую дверь. А женщина высунулась в дверной проём и закинула кусок мяса как можно дальше в сторону, противоположную той, откуда раздавался лай.
- Я немного понимаю в магии, это заклинание собьёт их с толку, - услышал Тторазаэри голос своей спасительницы и повалился на пол.

Утром в одном из трактиров Коркатталя в очередной раз воскресла героиня Кайрин. В открытое окно дул слабый ветерок, ещё свежий от ночной прохлады. Пели птицы. Толстая пожилая орчиха суетилась над Кайрин, как над собственной дочерью.
- Повезло же вам, героям! Ты вот снова жива и здорова, а тем двум бедолагам уж не встать, - говорила она, покачивая головой. – И с другими чёй-то теперь будет... ох, не знаю…
- А что с оборотнем? – спросила Кайрин.
- А ничего, исчезла нечисть энта, как будто и не бывала. Ну, маги-то может и найдут, опосля-то.
- Мне жаль, что подвела вас.
- Ты бы, дочка, наведывалась к нам почаще, городам нужны герои… А то совсем заброшенные мы тут…
Кайрин смотрела в распахнутое окно. Группкой теснились прямоугольники домов с острыми крышами, такие же, как во многих городах Пандоры, а в стороне от них привольно расположились приземистые рыжеватые строения, напоминающие панцири неведомых Кайрин существ. Такие, наверное, обитали в Океане…
- Я буду приходить сюда чаще, чем в другие города Пандоры, - сказала она.

Тем же утром пришёл в себя и Тторазаэри. Тело всё ещё болело, но он был жив. «Такая вот дрянная сучка – удача», - думал он, рассматривая кольцо на левой руке.
- Очнулся? – спросила его Малёха.
- А? – обернулся он на голос. - Зачем ты спасла меня?
- Я помогу тебе выбраться из города, но с одним условием.
- У меня ничего нет, все деньги, которые у меня были, и даже одежда, остались в том притоне.
- Мне ничего и не нужно. Забери меня с собой!
- Спятила? – удивился оборотень. – Я не могу привести человека в стаю, а если и приведу, тебя всё равно сделают одной из нас.
- Пусть! Мне нет здесь жизни! Моё ремесло не выбирают, это всё равно, что рабство, - говорила она, кривясь в улыбке. Тторазаэри показалось даже, что она уже наполовину волк.
- О да… ты достойна стать моей сестрой… и нет ничего приятней, чем «заражать» своим «проклятьем» женщин! – улыбнулся он. А затем почесал затылок и виновато добавил: – Только знаешь, я ведь и не думал поступить с тобой по-честному… я же это самое и хотел сделать, но, как бы сказать, я предпочитаю ставить женщин перед фактом, когда уже всё сделано. Но я никогда не обратил бы ту, которой обязан жизнью!
- Это не укус? – спросила женщина.
- Это гораздо, гораздо приятней, - сказал он, подходя к Малёхе. – Ты, правда, хочешь этого?
- Да!
То самое страстное «да!», которое она, возможно, желала сказать несколько лет назад в ответ на слова любимого. И которое говорила сейчас презренному монстру – не зверю, но и не человеку или эльфу. Не будет для неё никакой возвышенной истории любви, но будет любовь земная, будет ветер в ушах, свобода, ненависть её бывшего племени и великая охота, в которой доведётся побыть и охотником, и жертвой.

Тторазаэри был счастлив – в этом проклятом захудалом городишке он нашёл ещё одного члена своей стаи – волчицу Малёху.
Ну, а Кайрин обрела новую родину.



ОБСУЖДЕНИЕ


Нехороший
#2
[ОРДА] Офицер
могущество: 13041
длань судьбы
орк Гро-Мунх
80 уровня
Тторазаэри попирал спиной...
попирал... Сразу пропадает желание читать. Со второго слова.
Ayadmey
#3
[ARS] Офицер
могущество: 8562
длань судьбы
оркесса Кайрин
115 уровня
Одно слово и поправить можно, но текст, в любом случае, не лорный и нравиться кому-то не обязан )